Пиратство, водка и управление народом

Возьмемся за тему пиратства в связке с темой управления народом. Слово «пиратство» по нынешним временам не точное. Правильнее говорить о свободном распространении контента, которое не контролируется правообладателем, но оставим здесь «пиратство» как обиходно-бытовое.

Помнится, будучи подростком, я читал в газетах заметки о показательных уничтожениях партий пиратских дисков. К заметке обязательно прилагалась фотография, на которой бульдозер давил рассыпанные коробки с дисками. С тех пор прошли годы, диски перестали быть нужными, доступ к ворованному контенту стал куда проще и масштабнее благодаря торрент-трекерам. Задавить торрент-трекеры бульдозером (а тем более, сфотографировать) невозможно, тут все понятно.

Но дело ведь не в том, можно это пресечь или нет. Можно. Вот, далеко ходить за примером не надо: Максим Спиридонов скачал в Германии какой-то альбом с трекера и заплатил штраф 1200 евро. Дело в том, почему этого не делается в России.

Здесь мы и подходим к управлению народом. Обозначу такой тезис: народ никогда и никому не сдаст властную группировку, которая дает ему дешевую выпивку и бесплатный контент. Я даже соглашусь с Олегом Насобиным (а он, м-мм, очень увлеченный человек), который говорит о рабовладельческом строе, «фантиках и бантиках».

Отметим два момента. Во-первых, компьютеризация и затем интернетизация стали повсеместными. Их не без удовольствия подсчитывали и радовались, что охват населения увеличивается — видимо, думалось о «легком доступе к знаниям» и «повышении образованности». Потом подсчитывать стало неинтересно — население в основном охвачено, а кроме того, главным оказалось не «знание», а еще одна соска вдобавок к телевизору. Во-вторых, ясно, что производители и правообладатели хотят получать деньги за свой контент. Им все-таки грустно смотреть на то, как их гениальные творения бесплатно растекаются по интернету — раньше еще можно было заработать на продаже дисков, а теперь? Конечно, есть какие-то решения вроде онлайн-кинотеатров и сервисов типа «пожертвуй музыканту, сколько не жалко», но все это стоит как-то с краю. Кто, собственно, платить-то будет? Самое время для появления власти на сцене: она прямо заинтересована в том, чтобы направлять долю от собранной дани производителем контента, которые снабжали бы народ своими байтиками.

Какой вывод здесь можно сделать? Можно предсказать прекрасное будущее мэйнстримовым продуктам, различным «три-дэ» и тому подобным вещам. Скажем, определяется, в чем нуждается среднестатистическая семья с детьми, и снимаются соответствующие фильмы и сериалы. Такие продукты будут доставляться бесплатно, но если есть возможность разбавлять их рекламой кетчупов и моющих средств — почему бы и нет. Что-то в этом духе и надо ожидать.

Что же касается выпивки, то здесь все совсем просто и очевидно. Пример буквально из вчера: рядом с нашим домом есть небольшой магазин самообслуживания, куда я, впрочем, хожу редко. Так, за мелочами. И вчера было так: мужчина впереди меня покупал водку и сигареты, женщина после меня — водку, а мужчина после нее — внимание! — тоже водку.

Время от времени власть подбрасывает свое ай-яй-яй в народ: мол, товарищи, вы же обнаглели, нельзя столько пить; вот давайте мы будем повышать акцизы, и к 2020 году водка будет стоить не 100 (или сколько она там стоит?) а 300 рублей. Для успокоения возмущающейся части граждан такие вбросы необходимы. Кому интересно, понаблюдайте: рост цен на водку в России — это всегда лишь эффект, сопровождающий инфляцию и общий рост цен. Водка всегда будет стоить столько, чтобы среднестатистический работяга мог нажраться досыта. Остатком его денег будет оплачен ноутбук для ребенка и доступ к интернету (стало быть, торрентам). Ребенок вырастет, но суть не изменится.

Водка стоит семь и восемь,
Все равно мы пить не бросим,
Передайте Ильичу:
Нам и десять по плечу!
Если водка будет больше,
Мы вам сделаем как в Польше.
Если будет двадцать пять,
Будем Зимний брать опять!